"Гордость Республики Коми - люди". Галина Викторовна Киселёва

Дата публикации: чт, 01/07/2021 - 11:57

Галина Викторовна Киселёва возглавляла Общественную палату с 2014 по 2018 год. За это время членами Палаты IV и V составов было сделано не мало: удалось помочь большому количеству людей, реализовать множество проектов и акций, внести свою лепту в подготовку важных для жителей республики законопроектов, наладить конструктивный диалог между обществом и властью. Во многом это личная заслуга Галины Викторовны. Но работа в Общественной палате - это далеко не всё. Подробнее в материале, подготовленном Светланой Муравьевой для Коми республиканского совета ветеранов (пенсионеров) войны, труда, вооружённых сил и правоохранительных органов:

Нынче никого уже не удивляет женское лидерство во всех сферах жизнедеятельности. В обиход вошли термины: бизнес-леди, бизнес-вумен, бизнес-мамы. Но есть еще руководители общественных движений и организаций, которых величают лидерами. «Я смогу вновь объять необъятное, головою понять непонятное, а глазами увидеть незримое, и ногами догнать негонимое» - эти стихи Алексея Шаркова как нельзя лучше характеризуют широко известного в республике общественного деятеля Галину Викторовну Киселеву. Ветеран педагогического труда. Председатель общественного совета при МВД. Заместитель председателя общественной наблюдательной комиссии РК. Эксперт ОНФ.

Сегодня она рассказывает о своих учителях, соратниках, единомышленниках, которых величает своими земными ангелами.

- Женщины, конечно, могут многое: и  коня на скаку остановить, и в горящую избу войти. Но мыслимо  ли объять необъятное? Как Фигаро, быть везде и всюду, решать, советовать, рекомендовать, брать на себя ответственность за всех и вся на всех разных  фронтах?

– Немножко не так, - мягко поправляет меня Галина Викторовна. - Находясь в круговороте общественной деятельности, всегда расставляешь приоритеты. Нынче на первом месте у меня общественный совет при МВД, где я работаю с 2006 года и  последние два состава возглавляю его работу. Сегодня именно эта работа мне ближе, и ей я уделяю больше времени.  Да, одновременно работаю и в других общественных организациях. Поясняю: основная задача общественника  – донести до общества тревоги, чаяния простых людей, предложить свое видение их решения. На первом месте для меня — семейная политика в государстве, воспитание детей.  И это понятно, ведь всех нас волнуют вопросы будущего наших детей, внуков, а то и правнуков. Время-то вон какое непредсказуемое. У меня достаточно  единомышленников и возможностей донести свою точку зрения до тех, кто должен это услышать. Прислушиваются ли? Хотелось бы, чтобы прислушивались больше, потому что это  мнение не одного человека, а чаще всего профессиональных, опытных людей, которые в силу своего возраста и богатого жизненного опыта способны подсказать и даже многое в деятельности  органов власти направить в нужное русло. Увы, не всегда получается.

- Понятно, что общественниками не рождаются. Что  вас привело в эту сферу?

- Я дитя послевоенного времени.  В 50-е годы мы, дети, просто радовались жизни, не осознавая в силу возраста, какими трагическими событиями совсем недавно была наполнена жизнь нашей страны. Может, потому, что жизни радовались наши родители, испытавшие страшные страдания, потерявшие своих близких и как никто другой ценившие мирное время. Вместе со взрослыми  мы как могли помогали одиноким или инвалидам, вернувшимся с войны. Была общность людей, для которых быт  не играл значимой роли, поскольку не было в нашей среде ярко выраженных бедных или богатых. Наша мама, Екатерина Клементьевна, будила нас  с рассветом, чтобы мы вместе с ней шли  до магазина и занимали очередь за молоком. Поскольку  в семье подрастало трое детей, то мы все должны были предстать перед продавцом, чтобы  молока нам налили  на троих. С хлебом  уже было проще, он был всегда.

Я родилась на  железнодорожной станции  Кожва Печорского района Коми АССР,   что на противоположном берегу города Печоры. Сообщение с городом  было одно – железная дорога. Мой отец приехал сюда 19-летним пареньком из Ржева и работал помощником машиниста поезда. Мама также оказалась в этих краях в 19 лет. Приехала со старшей сестрой из города Великие Луки Псковской области на поиски своего отца, нашего дедушки. Мой дед  был репрессирован в 1943 году за то, что в письме с фронта к родным имел неосторожность высказать не самое лестное  мнение об отце народа. Кто-то донес. За что  и был сослан в таежный край. Но девчонки, перепутав Кожву с Кожимом Интинского района, оказались на Печоре, где судьба уготовила им другую встречу - с будущими сужеными. Мама с сестрой устроились на станцию стрелочницами, и вскоре обе вышли замуж. В нашей семье я стала первенцем, поздней родились две  сестрички.

О Кожвинском периоде у меня сохранились самые теплые, радужные, яркие воспоминания. Почему-то  казалось, что там  круглый год светило солнце, и мы до полуночи проводили время на улице. Запомнилась речка Каменка с ее ледяной водой, где мы ловили мальков, из которых мама готовила нехитрый ужин. С раннего детства  нам было привито чувство ответственности за младших. Никто из взрослых не опасался, что с кем-то из ребят, на весь день предоставленных самим себе, могло случиться  непоправимое. Мы гурьбой ходили купаться за три километра на реку Кожву, где и вода бывала теплей, и глубина не пугала. Возвращались под вечер домой, искусаные комарами, но довольные. Мы проживали в больших П-образных бараках, построенных еще заключенными. В дни праздников все жильцы собирались вместе во дворе, накрывали столы, вынося свои припасы. Отец разворачивал свой аккордеон. Природа наделила его хорошими внешними данными и музыкальными способностями. Не обученный  музыкальной грамоте, он тем не менее  умело подбирал на инструменте любую мелодию и сам напевал. А гармонист, как вы знаете, где бы ни был, – это первый парень на деревне. И женщины, к большому неудовольствию моей мамы, кружились возле него, как мотыльки, увидевшие свет.

Лет с пяти начала интересоваться буквами. Как бы между прочим одолев буквы, я умудрилась   прочитать целую страницу из книжки про Робинзона Крузо. Поделилась своим  достижением с мамой. Она не поверила, но я продемонстрировала достигнутое, правда, мало что понимая из содержания. Мама сообщила об этом папе. Одобрив интерес к чтению, отец стал приносить для меня детские книжки из библиотеки. Вот с той поры книги стали моими друзьями.  Самым жестоким наказанием для меня являлся запрет на чтение книг, чем особенно любил пользоваться отец.

После  окончания второго класса мои родители переехали на родину отца в город Ржев Тверской области, где проживала бабушка. Я ее обожала — она  была интеллигентная, начитанная и мудрая женщина. Я могла говорить с ней на самые разные темы. Маме, занимавшейся младшими сестрами,  чаще всего было не до меня. Помню, как бабушка заставляла меня читать вслух. Если я допускала ошибку в чтении, даже в ударении, она  останавливала меня и требовала: «Еще раз»! Это очень помогло в будущем.

Насколько помню, в семье ко мне рано стали относиться  как к взрослому человеку. Когда мне было 4 года, родилась  сестричка, и я стала главной ее нянькой. И я относилась осознанно к своим обязанностям, не капризничая, не увиливая.  Будучи в преклонном возрасте, мама сказала как-то: «Как же я виновата перед тобой, дочь. Сколько же тебе выпало в детстве...».

Что верно, то верно. Мы все  натерпелись от жестокости отца, перед которым я испытывала почти животный страх. По его требованию, учиться я должна была только на пятерки. Четверка грозила серьезным наказанием в виде ремня. По мере подрастания сестер стало доставаться еще и за среднюю сестру, которая отличалась бойким характером. Вспоминается случай. Летом мы проходили школьную практику (прополка грядок на пришкольном участке), которую я не могла пропускать. Сестра от меня сбежала,  оставшись  без присмотра. Что  уж там она натворила, так и не знаю. А спрос был с меня. Отец поставил нас с ней в угол, где мы  простояли всю ночь. Малышка  там и уснула, свернувшись калачиком на полу, а я мужественно не сомкнула глаз, даже не присев на корточки. Мама не раз подходила ко мне со слезами и просила хотя бы немного поспать. Но я упорно простояла ночь в знак протеста против тирании отца. Утром выспавшийся отец  спрашивал: «Ну, что? Поняла»? А чего я должна была понять, если даже не знала причину наказания? Да, была в нем такая суровость, граничащая с жестокостью... Нынче за такое обращение с детьми или с семьей семейных тиранов наказывают по всей строгости закона.

С другой стороны, может, эта его суровость и закалила мой характер, приучив к терпению и  самостоятельности. К примеру, в школьные годы не всегда давались задания по математике, и, бывало, мама, жалея меня,  советовала обратиться за помощью  к отцу. Еще чего! Никогда! До скрипа в мозгах сидела над учебниками, и  - приходило понимание!

Со временем детским умом стала осознавать, что мама нуждается в защите от разбушевавшегося отца. И как-то при очередных его придирках к маме, преодолев  свой страх, я вступилась за нее.  Вряд ли он ожидал такое от вечно молчаливого, послушного ребенка, но реакция была мгновенной -  получила по заслугам.   Одному Богу известно, к чему могла бы привести его тирания, если бы не мамино прозрение: несмотря на ее безумную – иначе не назовешь! – любовь к отцу, материнский инстинкт подсказал ей увезти детей подальше от беды. В один прекрасный день после ухода отца на работу  мама накидала в чемодан самое необходимое из вещей, взяла нас в охапку, и уже в обеденное время поезд умчал нас на Север,  в Кожву, где проживала наша тётя. Через два дня он приехал к нам, пытаясь уговорами вернуться к нему. К нашему счастью, мама проявила силу воли.

Так мы снова обосновались в любимом Коми крае. Тут нас еще помнили. Дали нам комнату в бараке. Я очень сочувствовала  маме, понимая, насколько тяжело  было ей жить с тремя детьми на одну зарплату стрелочницы. Правда, нас часто выручали  соседи, помогая, чем могли. Но я помню, как просыпалась от  тихого  маминого  плача, хотя  она никогда не жаловалась на свою долю, не хотела показаться слабой. Мама щадила нас, мы чувствовали - любила, хотя  очень редко  слышали от нее  ласковые слова, не до этого ей было. Я помню, что самым большим счастьем для меня в те годы было забраться к ней на кровать, умоститься на  ее коленях, как на стульчике, и оказаться в ее теплых объятиях. Но такое случалось очень редко.

Наш милый добрый ангел, наша мамочка  была великой труженицей и умелой рукодельницей. Искусно вышивала, шила, вязала, прекрасно готовила, всегда следила за порядком и чистотой в доме и строго требовала этого от нас. Жаль, что ничего из ее творческих способностей мне не передалось. Да и времени ни у нее, ни у меня на все эти уроки домоводства попросту не хватало. Больше в этом повезло младшей сестре, которая выросла такой же рукодельницей.

За  период учёбы сменила четыре  школы, и, к сожалению, мало, где смогла проявить себя, но в памяти сохранилась доброжелательность и со стороны учителей, и школьных товарищей. Обучаясь во Ржеве в 6-м классе, по болезни  пропустила целую четверть, азы  алгебры и геометрии. Эти предметы  оставались для меня белым пятном. Учителя уже поставили было на мне крест, приняв решение оставить  меня на второй год, так как «не догонит». Но судьба решила иначе, экстренно отправив нас на Север. Второпях мама не успела забрать мои документы из школы. И первый день моей учебы в Печорской школе преподнес сюрприз: контрольную  работу по алгебре. Это был мой крах! Пока одноклассники корпели над заданием, я сидела над чистой тетрадью и поливала ее слезами. Ребята, видя мое состояние, стали подбрасывать мне шпаргалки, которые я откладывала на край парты. Урок завершился, и учительница Маргарита Александровна, собрав тетради, распустила класс, а меня попросила остаться. Выяснив, что в Ржевской школе я не изучала алгебру,  она предложила свою помощь при моем согласии на дополнительные занятия. Вот здесь пришлось проявить характер.  Но математику за 6-й класс я освоила и  завершила год с пятерками по алгебре и геометрии. Вот такую  учительницу — земного ангела мне послала судьба на Коми земле. А с одноклассниками  сложились очень дружественные  отношения. 

После окончания 8 класса пришлось принять решение пойти учиться профессии — маме надо было помогать. Поехав в Сыктывкар, вопреки желанию мамы, поступила в  педучилище №1. А она мечтала, чтобы я выучилась на врача, чтобы в первую очередь лечить себя могла! 

Годы учебы в педучилище стали самым ярким периодом в моей жизни. Я окунулась в невероятную атмосферу духовно и нравственно  красивых людей - наших педагогов. Был 1965 год. Директором училища тогда работал Лев Леонидович Маланьин, В памяти навсегда остались замечательные педагоги — Ольга Лавровна, Альмира Альбертовна, Мария Ивановна, Мария Арионовна, Анна Алексеевна, Анна Федоровна, Валентина Александровна, Виктория Кирилловна, Аркадий Федорович -  да все до единого оставили теплый след в наших душах! Уровень преподавания был очень высокий. Это позволило большинству из нас в дальнейшем с легкостью получить высшее образование. 

В 1969 году я получила диплом учителя начальных классов и готовилась поехать по распределению в сельский район. И вот дальше продолжается история о моих земных ангелах-хранителях. Для нас, двух 19-летних выпускниц педучилища №1, земным ангелом стала Вера Антоновна Катунина. Она не побоялась взять неопытных педагогов в коллектив только что открывшейся начальной базовой школы №28 - опорной площадки для педучилища. Это был удивительный проект, который по инициативе Веры Антоновны воплотили в жизнь сыктывкарское гороно (Анна Афанасьевна Елькина) и педучилище №1 им. И.А. Куратова. Студенты получили базу для прохождения педагогической практики. А педагоги - высочайшую ответственность за качество обучения при постоянном совершенствовании своего мастерства. Так, благодаря поддержке Веры Антоновны Катуниной,началась моя педагогическая карьера. Через много лет я стала понимать, как  важно, чтобы рядом с молодым специалистом  находился опытный профессионал, который мог бы вовремя подсказать, как поступить в той или иной сложной ситуации.

К примеру, был у меня ученик, который никогда не выполнял домашнее задание. И что я должна была с ним делать? Выгнать с урока? Вызвать родителей? И вот подсказка Веры Антоновны: разве у тебя нет бумаги и карандаша? Дай ему листок и ручку.  Пусть работает на уроке, а после урока забирай у него этот листок, проверь, оценку поставь.  А потом иди к нему домой, познакомься с условиями  проживания, с  родителями. И не только я поняла, так нас всех, молодых педагогов, учила Вера Антоновна: когда у ученика проблема, иди в семью. Всякие бывают родители и семейные обстоятельства, в которых приходится расти  ребенку. К тому же при таких встречах узнаешь очень  много интересного, неожиданного о способностях и талантах ребенка, о которых в школе и не ведают. Всю жизнь с благодарностью вспоминаю и молюсь за Веру Антоновну Катунину.

Как одно мгновение пролетели 28 лет педагогической работы - 13 лет  в начальной школе, затем в должности учителя старших классов,  завуча в Сыктывкарской школе номер 16 (она выросла из начальной 28-ой опорной), которая и  стала для меня родным домом. Есть что вспомнить и чем гордиться. Нынче часто слышим, что дети пошли другие, родители другие. В те годы родители относились к педагогам с большим уважением и доверием. Родительские собрания проходили с взаимной пользой. По совету Веры Антоновны, ни на одном родительском собрании не звучало плохое слово в адрес какого-либо ученика.

Да, школе я была предана  фанатично. Но в какой-то период заработал закон наполненного стакана. Вроде все шло замечательно, в классах обучались самые лучшие учащиеся,  родители были настоящими друзьями-единомышленниками, коллеги- удивительно близкие по духу люди. Но жизнь заставляет принимать неожиданные решения.  То же произошло и со мной — здоровье подвело.  Начала искать «другой аэродром». Обратилась к Нине Николаевне Глушкевич, возглавлявшей Кочпонский детский дом, с просьбой принять меня на работу, где нет ежедневной многочасовой работы по проверке сочинений, подготовки к урокам. А она  сделала неожиданное предложение - обучиться на психолога по квоте учреждения и  прийти к ним дипломированным специалистом.  Я воспряла духом: вот она, моя новая стезя! Но уже на следующий день  Нина Николаевна предложила другое — попробовать себя на должности помощника министра в  Минсоце  РК.  У меня колени от страха подогнулись! Меня – и в министерство? В моем представлении там работают только небожители, куда мне, простой учительнице! Нина Николаевна успокоила -  кандидатуры там рассматриваются на конкурсной основе, так что заранее переживать не стоит, мол, может, и не пройдешь. Конкурсный отбор меня даже взбодрил. Ладно, думаю, проверим себя. Где наше не пропадало! К удивлению, при собеседовании с Людмилой Александровной Жуковой, возглавлявшей отрасль, не заметила у неё даже тени на министерское величие. И что еще поразило: в конце беседы она поинтересовалась, когда я смогу приступить к работе. Вот тебе и конкурс! Я попросила неделю для передышки, все же такой резкий зигзаг  в судьбе нужно как-то осмыслить.

Так с легкой руки Нины Николаевны Глушкевич, которая стала для меня очередным  ангелом-хранителем, я открыла дверь в другой мир. Открытие было тревожным — ничего не могла понять на первых порах, язык чиновников   воспринимала не  иначе, как птичий. Со временем, конечно, вникла в суть работы министерства. Вот только  внутренней удовлетворенности не было. После школьного улья, постоянного гомона детских голосов тишина  министерских коридоров  меня угнетали.  Мне не хватало школьного воздуха. Словом, я сбежала снова в школу. Как же я благодарна   Людмиле Александровне (еще одному ангелу- хранителю) за ее понимание!  Она оказалась не только замечательным руководителем отрасли, но и мудрым психологом. Она поняла мое состояние, что я запуталась в своих метаниях с полюса на полюс, что моя душа еще не освободилась от школы и не готова к такому резкому повороту в смене деятельности.  Конечно, школа для меня была моей родной стихией, но… Уроки и постоянное очевидное недомогание  – явления несовместимые. Поэтому, очередное сообщение моего ангела-хранителя Нины Николаевны о том, что меня все еще  ждут в министерстве, я приняла  как знак свыше. 

 Не знаю, что произошло со мной, но если в  первое пришествие работа чиновника мне представлялась тусклой и скучной, то второе  ознаменовалось  настолько интенсивной деятельностью, что последующие девять лет пролетели, как одно мгновение. Министерство по социальным вопросам меняло  функции и статус. Я  успела поработать помощником министра,  начальником нескольких  отделов.

Однако после каждого урока бывает перемена. И звоночек в моей душе возвестил о завершении последнего урока. Я решила  покинуть  отрасль. Причем, в никуда. Неожиданностью стало предложение возглавить Общественную приемную Главы РК. Это было еще при В.А. Торлопове. Перст судьбы ли, чудо ли иное, но я снова оказалась при деле. Не вдаваясь в подробности, скажу, что и на этом поприще я  прослужила 9 лет. Такая как-то сложилась цикличность в моей деятельности.

С пополнением в семье сына я готова была полностью посвятить себя  роли бабушки  любимых внуков. Но, как говорится в народе, мы предполагаем, а Бог располагает.  Мне предложили войти в состав  Общественной  палаты РК, которую потом еще и возглавила. Ну, раз доверили такое дело…. Трудным оказался тот период – пошли аресты верхушки власти, в ходе которых некая растерянность возникла и внутри нашей палаты, была  даже мысль о самороспуске. Пришли к мнению,  что наш самороспуск будет подобен побегу крыс с тонущего корабля. Мы - общественники, призванные  высвечивать проблемы общества, заставлять власть слышать и решать их. И члены палаты никак не могут быть  причастны  к событиям, происходящим  на площади.

Признаться, мне  легче было работать с составом пятого созыва. Он был более сплоченным. Мои коллеги работали с пониманием своей ответственности перед обществом, которое им доверилось, выдвинув своих представителей в состав палаты.  Что до удовлетворенности своей работы, то она приходит, когда власть реагирует на  предложения и обращения общественников, когда есть обратная действенная связь. К сожалению,   так бывало не всегда — классические отписки без желаемого очевидного решения важнейших вопросов. С особой благодарностью вспоминаю первого заместителя председателя Правительства РК Ларису Владимировну Максимову, которая реагировала на все наши предложения и обращения с пристрастием, глубоко вникая в суть обращения общественников и строго спрашивая с исполнителей проработку решений означенных проблем.  Общественная палата — площадка для диалога власти и общества. Бывали моменты, когда нам пытались запретить  поднимать  обсуждение тех или иных проблем. А могли ли мы в угоду верхушке власти отказываться от обсуждения  наболевшего, если в палату обращались  люди с конкретными больными вопросами? Нет, мы  приглашали к диалогу представителей соответствующих министерств и ведомств, находили понимание, хотя далеко не всегда  разговор  ласкал  их слух и самолюбие.

В ноябре 2018 году я окончательно завершила трудовую деятельность, но остаюсь и по сей день общественником. За плечами долгая дорога, не увенчанная лаврами, но оставившая добрый след от встреч и сотрудничества с замечательными людьми, многим из которых я благодарна за богатый опыт, поддержку и понимание. К примеру, безмерно благодарна Нелли Струтинской и ее семье за неоценимую помощь в очень непростой период моей жизни; своей подруге со студенческой поры  Галине Петровне Лыткиной, готовой  в любой час дня или ночи оказаться со мной рядом, чтоб помочь и даже спасти. Это тоже  мои земные ангелы...

Главное, что я поняла в  жизни:  существует некая закономерность, которая подтверждает, что судьба человека – это далеко не всегда  его личные заслуги. В сложных  ситуациях  в нашей жизни вдруг протягивается чья-то  рука помощи. Что это? – Божья помощь? Руками близких, друзей, коллег ангелы помогают нам многое   прочувствовать,  понять. А еще, что  не менее важно — учат прощать. Не зря говорят, что случайных встреч не бывает, каждый человек послан в нашу жизнь для чего-то. И каждого надо поблагодарить за появление в нашей судьбе в самый ответственный час. Они  и есть  ангелы-хранители  на земле.

Автор: Светлана Муравьёва

Источник: Коми республиканский совет ветеранов (пенсионеров) войны, труда, вооружённых сил и правоохранительных органов

 

 

Поделиться в соцсетях