"Гордость Республики Коми - люди". Елизавета Николаевна Понкратенко

Дата публикации: пн, 02/08/2021 - 09:18

Елизавета Николаевна Понкратенко – одна из многочисленных представителей детей войны, познавших вкус военного лихолетья, переживших время великих пятилеток, социально-экономических кризисов и так называемого начала эпохи российского капитализма. История ее жизни схожа с судьбами сотен, а то и тысяч ее сверстников. Накануне Международного женского дня 8 марта была награждена юбилейной медалью "75 лет Победы в Великой Отечественной войне".

Елизавета была восьмым по счету ребенком в семье Екатерины Андреевны и Николая Апетовича Котковых. После нее у супругов появился еще сын Ваня. За его рождение многодетная мать была поощрена 10-ю метрами красного ситца. Кумачовая мануфактура стала хорошим подспорьем в голодные годы войны: отец семейства в Кирове обменял ситец на мешок муки и крупу. Мама всю жизнь проработала скотницей на ферме, а папа трудился в лесхозе.

Нынче трудно представить, чтобы мать такого семейства успевала еще и трудиться. Возникает правомочный вопрос: «Когда же она занималась детьми?»

– А не было такого понятия – воспитание, – разводит руками Елизавета Николаевна. – Ни о каком отпуске по уходу за детьми тогда даже не слыхивали. Все дети с малолетства были вовлечены в домашний труд, в школьные годы добавилась работа в колхозе. Родители держали подсобное хозяйство –поросенка, кур, овец, корову, но молока почему-то всегда было мало. Выращивали картофель, репу, турнепс, лук. Основная нагрузка по уходу и поддержания хозяйства ложилась также на плечи детей. Старшие братья-сестры опекали младших. А как иначе-то? Исконно так было принято.

Наше село Кобра Койгородского района объединяло восемь разрозненных деревень. Начальная школа находилась в трех километрах от нашей деревни. И мы ходили на учебу пешком в любую погоду, невзирая на жгучие морозы или обильные дожди. Донашивали одежду и обувку у старших братьев-сестер. Учительницей начальных классов в селе Кобра работала папина старшая сестра Мария Апетовна. Поздней, окончив Сыктывкарский педагогический институт, она осталась в городе, вступила в ряды ВКПб, избиралась даже депутатом Верховного Совета Коми АССР. Словом, благодаря своему трудолюбию, уму и активной жизненной позиции выбилась в люди. При ее поддержке мои старшие братья Митя, Илья, Вася и сестра Христина выучились в Сыктывкаре и получили специальность. Старший после окончания педтехникума работал учителем математики в Пажгинской неполной средней школе, Илья с отличием окончил Сыктывдинский строительный техникум и до войны работал в Удорском райисполкоме. Вася тоже выучился на учителя начальных классов и преподавал в школе Соколовка Сыктывдинского района. Христина окончила медицинский техникум, и с дипломом акушерки была направлена в Койгородок.

Когда началась война, мне было 12 лет. Радио в селе не было, но в сельсовете имелся единственный на все село телефон. Вероятно, по нему и сообщили о всенародной беде.  Видим только: по деревне скачут на лошадях молодые парни и кричат: «Война началась! Война»! В памяти жива картина: вплеснув руками, заголосила мама, горестно повесил голову отец. Уж он-то, инвалид гражданской войны, знал, что такое война. Мы поняли, что случилась беда. И заревели. К тому времени старшие братья уже работали. Дима, Илья и Вася добровольцами ушли на фронт. А потом стали приходить похоронки. 18 января 1942 года под Москвой погиб Дима. Было ему 31 год. Илья погиб под Ленинградом в декабре 1942 года. Было ему 26.

К началу войны я обучалась уже в Койгородской неполной средней школе. От Кобры до Койгородка 60 километров.  Добирались туда пешком, иногда случались попутчики на лошади. А машин тогда еще и в помине не было. Нынче этому сложно представить, но мы, преодолевая 60 верст по лесной местности, не боялись ни зверей, ни бандитов. Обучаясь в 5-6 классах, вместе со старшим братом Пантелеймоном проживала на частной квартире. В декабре 1942 года на фронт призвали и Пантелеймона. Старшую сестру к тому времени перевели в Визингу, и в Койгородке я оставалась одна. Стало жутко тоскливо. Недолго думая, накидала свои вещички в наволочку, села на пароход и айда в Визингу. Высадилась на пристани, нашла больницу, где работала Христина, немало удивив ее своим явлением, и заявила о своем желании учиться в Визинге. У нее не оставалось иного выбора, как приютить меня в своей квартире, где проживала с мужем и сыном Аликом.

Навеки запечалился в памяти день 9 мая 1945 года. Погода стояла просто замечательная! В доме, в котором сестра снимала квартиру, не было радио. Мы с дочкой хозяйки пошли в школу. И видим: возле райкома партии собралась большая толпа, слышались крики: «Победа! Ура, победа»!  Играла гармошка, кто-то плясал, кто-то плакал, все обнимались друг с другом. Господи, радости-то сколько было! Мы с подругой тоже стали кричать: «Ура! Победааааа»! Забежали в школу, забросили там портфели и вернулись на улицу. До учебы ли было в такой день! Потом был митинг и спортивные соревнования. Школьников распустили на каникулы, и мы с легкостью пешком добрались до Кебры.

К счастью, живыми с войны вернулись мои братья Вася и Пантелеймон.  Пантелеймон всю жизнь проносил смертельную память о войне - осколок под сердцем. Вася дошел до Берлина. После демобилизации по партийной линии он был направлен учителем в одну из Белорусских школ. После окончил высшую школу МВД СССР и работал в системе МВД в Печоре, Сыктывкаре, Крыму. Часто навещал родителей в деревне. А самый младший из нас Ваня после окончания Койгородской школы с серебряной медалью выучился в Ленинградском военно-механическом институте. Он у нас ракетчик, лауреат Государственной премии СССР. Это я к тому говорю, что простые крестьяне из сельской глубинки, несмотря на бедность и трудные годы, сумели дать достойное образование своим детям, которые без поддержки богатых покровителей своим трудом и стремлением стали полезными обществу, всего в жизни достигли сами. И так было не только в нашей семье. Думаю, что большую роль в этом играло воспитание детей трудом и прививание к нему уважения. В нынешнее время такого процесса в воспитании, увы, не наблюдается.

В 1973 году Кобринский сельсовет ликвидировали, наше село закрыли, как неперспективное. Население расселили по разным поселениям. Такова безрадостная судьба моей малой родины.

Я мечтала стать врачом, как старшая сестра. Не повезло! В год моего окончания школы весной 1947 года случилось небывалое половодье, в результате чего берега Сысолы от Койгородка до Визинги вместе с пристанью ушли под воду. И моя мечта, как и пароход, проплыла мимо меня. В Сыктывкар я, конечно, поехала, но вступительные экзамены в медтехнику муже закончились. Зато был объявлен дополнительный набор в пединститут, куда я и подалась. Как говорится, на безрыбье и рак рыба. Не пропускать же год без учебы! Приняли на факультет естественных наук. В студенческие годы проживала у сестры, которая работала в республиканской больнице. Помню, как на первую свою стипендию в 21 рубль мы с девчонками купили конфеты «Кавказские» - очень вкусные были конфеты без фантиков, и устроили соревнование, кто больше их съест. Последствия сладкого марафона надолго отбили интерес к сладостям. Конечно, прожить на одну стипендию было не просто, но нас не забывали родители, время от времени присылая посылки с сушеной рыбкой и мясом.

Через 4 года с дипломом учителя химии Елизавета Николаевна была направлена в Ухту, где в общей сложности в ухтинских школах проработала 38 лет, в том числе четверть века – завучем. Считай, вся жизнь посвящена бесконечно благодарному и невероятно трудному делу. Ухта стала для нее городом не только трудовой славы, но и местом встречи с будущим супругом - Михаилом Тимофеевичем Понкратенко.

- А случилось это так, - отложив в сторону семейный альбом, с улыбкой вспоминает Елизавета Николаевна.  - В первый год моей работы в школу заглянул молодой парень, недавно демобилизовавшийся из армии, - привел в первый класс свою племянницу. Ну, привел и привел. Я, правда, успела оценить его импозантность и интеллигентность. Хотя и не выдала своего интереса. А он, как потом выяснилось, пришел сюда с разведкой по совету своих сестёр, которые хотели познакомить его со мной. Так состоялись наши негласные смотрины. Через какое-то время мы всё же разговорились с ним, пару раз сходили в кино, то да сё. А потом ко мне заявились сваты - мужья двух его сестёр. В 1954 году сыграли нашу свадьбу, гостем которой был и мой брат Пантелеймон.

Прожили мы с Михаилом в любви и согласии 30 лет. Он работал в нефтяной отрасли, я учила детей. Вместе вырастили двух замечательных дочерей. Лариса после окончания Свердловского медицинского института долгие годы работает в РЦБ. Татьяна в годы учебы в Рижском авиационном институте вышла за сокурсника и по окончании учебы переехала на его родину – в Германию. Дети, внуки и правнуки ежегодно собираются у меня в день моего рождения.

- В Ухте?

- Почему в Ухте? В Сыктывкаре! После выхода на заслуженный отдых я надумала переехать в Сыктывкар. Подыскивала квартиру для обмена. А тут в 1989 году мне предложили путевку в Карловы Вары. Я и поехала. Пока отдыхала там, мой брат решил мой квартирный вопрос, перевез мои вещи в сыктывкарскую квартиру, так что вернулась я из Болгарии уже в Сыктывкар. Вот такой у меня замечательный заботливый брат!

Освоившись на новом месте, можно было уже и насладиться свободным временем. Преимуществ пенсионного возраста более чем достаточно: можно вволю отсыпаться, не спеша на работу, отдыхать от школьного шума, погрузиться в чтение литературы, писать мемуары. Да мало ли чему можно посвятить себя. Но Елизавета Николаевна пошла иным путем: устроилась на работу вахтером, или, как нынче это звучит, координатором входных и выходных потоков в Сыктывкарский кооперативный техникум. Быстро приобщилась к общественной деятельности коллектива, в том числе и ветеранской организации.

Так пролетели еще 15 лет службы. Пару лет назад Елизавета Николаевна разменяла десятый десяток, получив по этому поводу поздравление от самого Президента РФ. Это еще один знак признания в копилку заслуженных наград, которых у Елизаветы Николаевны немало: нагрудные знаки «Отличник просвещения СССР» и «Отличник народного просвещения», Орден Трудового Красного Знамени, множество памятных медалей, звание «Почетный ветеран Сыктывкара».

Тут я позволю себе некоторое лирическое отступление. Получив задание редакции написать о ветеране труда, я представляла встречу с почтенной, согбенной летами, с убеленной сединой женщиной, возможно, лежащей на высокой подушке. Поэтому встретившую меня даму с миниатюрной фигуркой, с красивой укладкой каштановых волос и ярким маникюром я приняла за сестру или соседку ветеранки. Но то была именно наша Елизавета Николаевна! Мое ошибочное представление о детях войны искренне порадовало и … вдохновило. Значит, существует-таки эликсир молодости! И, как поняла из душевной беседы с Елизаветой Николаевной, секрет его до гениальности прост - занятие любимым делом, забота о своем здоровье и здоровье своих близких и сохранение бодрости духа в любой ситуации.

До сих пор Елизавета Николаевна ведет активный образ жизни: часто ходит на встречу с подрастающим поколением, делясь воспоминаниями о детских годах. Ведь такую правду жизни не прочтешь ни в одном школьном учебнике.  Активно посещает физкультурные мероприятия в социальном центре микрорайона «Орбита», ходит в походы и на экскурсии, с удовольствием поёт в хоре ветеранов. Словом, поддерживает молодость разума, души и тела.

Дай вам Бог, здоровья! Очень надеемся на встречу в день вашего столетнего юбилея, на котором непременно споём любимую вами песню о белых ромашках.

Автор - Светлана Муравьева.

Фото из семейного альбома Елизаветы Николаевны Понкратенко.

Теги

Поделиться в соцсетях